До змісту

ЕКОНОМІЧНА ТЕОРІЯ

     Г. В. Задорожный,
доктор экономических наук, профессор Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина, академик Академии философии хозяйства (Россия), академик Международной кадровой академии

МИРОВОЙ КРИЗИС НАЧАЛА ХХІ ВЕКА: ХАРАКТЕРИСТИКИ И ПОИСК ПУТЕЙ ВЫХОДА

 

Сегодняшний кризис – это, прежде всего, кризис разума.

Морис Алле,
лауреат Нобелевской премии по экономике

Современный кризис как  начало Нового Осевого времени

Начало нового столетия и тысячелетия ознаменовалось двумя важнейшими событиями, известившими мир о начале Нового Осевого времени в современности. Первое событие произошло 11 сентября 2001 года в США и стало значимой вестью о том, что человечество не будет мириться с однополюсным миром, который образовался после распада Советского Союза и где господствует одна супердержава. Вторым событием стала война между Грузией и Россией в конце лета 2008 года, которая показала, что краткий период однополярного мира уже стал достоянием истории.

Оба события явственно свидетельствуют об острейшем кризисном состоянии человеческого сообщества, которое с новой силой и глубиной подтвердил начавшийся осенью 2008 года и продолжающийся поныне мировой, так называемый финансово-экономический кризис.

Но сводить характеристику наличной ситуации только к проблемам экономики не просто поверхностно и глупо, но и преступно с точки зрения будущего человечества,  вступившего полстолетия назад в фазу бифуркационного выбора между выживанием, самосохранением и катастрофой, гибелью1. И делать вид, что это не так, - либо наивно в силу общего невежества и лености ума, либо сознательно безответственно, когда корыстно-эгоистические интересы поставлены превыше Жизни.

Выбор определяется борьбой за ресурсы планеты, которая пока скрывается гламурным потреблятством [1] как поверхностной формой насаждаемой идеологии экономизма, а механизмом является реализуемая неолиберальная глобализация. Но, на мой взгляд, эта борьба является поверхностно-явленческой формой, скрывающей за собой  глубинную суть происходящего. Речь идет о том сущностном потенциальном ресурсе развития человечества, который сегодня осознается мыслителями нелиберального толка и сводится к духовно-нравственным основаниям человеческой жизни, а значит – и развития мира как целостности.

Борьба за природно-физические ресурсы планеты является следствием механико-материалистического, технико-производственного, экономикс-ического миропонимания, в координатах которого человек всегда был и остается лишь средством развития. Человека-средство при определенном уровне развития техники и технологии можно будет заменить манипулятивно управляемой машиной-автоматом, пост(БЕС)человеком. Для этого сегодня в ускоренном режиме создаются соответствующие научно-технологические предпосылки. В этом русле следует рассматривать и нынешнее целенаправленное через массированные технологии манипуляции сознанием превращение человека в одномерного потребителя. С вездесущего насаждения-реализации экономизма как неолиберальной идеологии начинается переход не только к пониманию нерациональности сохранения человека как излишнего «пожирателя» ресурсов2, но и к осознанным массовым практическим действиям по истреблению лишних людей3. Постиндустриальное общество в рамках данного подхода понимается как создание информационно-технических условий для существования некоего постчеловека (он же бес-человек, гомутер (homo+компьютер), интеллАгент (агент чистого интеллекта) и т. д.), свободного от каких бы то ни было духовно-моральных и ценностных ограничений. Таков вектор движения Западной цивилизации, рассматривающей человека и природу лишь как средство обогащения немногих сильнейших, названных «золотым миллиардом», ведущий к окончательному разрушению природы и культуры, подрыву самих оснований жизни и человека как Человека.

Иное внутреннее содержание имеет Восточная цивилизация, исходящая из  целостности мира, где человек и природа являются органически взамосвязанными элементами данной целостности. В основе этой цивилизации лежат духовно-нравственные интуиции, порождающие мироустроительные установки и ценности, которые призван реализовывать в своей сознательной целостной жизнедеятельности человек на основе постижения целостности мира и его закономерностей. Главным условием и источником выживания и развития человечества здесь выступают истинно человечные качества самого человека, его внутренние духовные потенции, исходящие из со-Вести и ответственности человека, причем ответственности не только за себя, но и за природу и культуру, за весь Универсум и его будущее.

Борьба между Западной и Восточной цивилизациями, миропонимаем и мировоззрением людей, как носителей-реализаторов ценностей и установок-ориентиров соответствующих цивилизаций, породившая цивилизационнный кризис (все остальные частные кризисы – всего лишь формы его проявления в отдельных сферах жизнедеятельности человеческого общества), определяет то главное поле межцивилизационного сражения (представляется уместно говорить о четвертой мировойцивилизационной войне), которое не просто должно быть распознано, но и критически осмыслено и понято человеком с целью всемерного и глубинного поиска реальных путей и механизмов для своего выживания и развития.

Главным полем битвы становится сознание и подсознание человека, или более упрощенно – ментальная сфера. Это подтвердила сама наука своим вступлением в фазу четвертой научной революции – выработки постнеклассического знания, когда главным объектом научного поиска становятся человекоразмерные комплексы, в которых сознаниюпринадлежит определяющая роль, а целостное и гармоничное функционирование и развитие таких комплексов должно обеспечиваться не только через организационные структуры иерархии и рынка (как это сегодня происходит), а через гетерархию и холархию, когда постижение морфологических и метальных полей как носителей памяти и определяющего способа организации Универсума [2] должно лежать в основании познания процессов саморазвития и со-творения человечного мира.

В начале нового века в чем-то повторяется ситуация Осевого времени, названного так К. Ясперсом, когда приблизительно две с половиной тысячи лет назад в разных частях света, явно не связанных между собой, происходили значительно сходные явления, а разные мыслители в различных сторонах мира впервые серьезно задумались о космических масштабах бытия в его целостности и связности. Результатам явились разные философские и религиозные системы, мировоззренческие парадигмы, которые предопределили развитие человеческого самосознания на многие века вперед. Были сформированы доктрины, ставшие основами разбегающегося в разные стороны процесса развития Запада и Востока. При этом в последние пять веков своеобразным локомотивом развития человечества являлся Запад, работавший на обеспечивание технически материально-механического движения к про-двинутости. Сегодня проявилось понимание тупиковости дальнейшего продвижения в этом направлении, которое поставило под реальную угрозу саму жизнь человека. Наступила пора говорить о Новом Осевом времени.

Разница между Осевым временем и Новым Осевым временем сводится к тому, что теперь достигнут предел разбегания, разрыва не только мировоззрений, но и жизне(не)творческой искусственной реальности, ознаменовавшийся нынешним цивилизационным кризисом, угрожающим самому существованию человека и природы. Главной задачей Нового Осевого времени становится проблема схождения мировоззрений представителей разных цивилизаций относительно миропонимания органической целостности МИРОЗДАНИЯ, а на этой основе - принятия решений и проведения практических действий по достижению целостного коэволюционного (согласованного, не наносящего вреда друг другу) развития человечества и природы. Определяющими такое движение интуициями становятся установки и ценности Восточной цивилизации, говорящие о том, что именно духовно-нравственная сфера становится полем-источником необходимых для выхода из кризиса действий человека.

Сегодня наступает момент истины, суть которого состоит в том, что для выживания человечеству необходимо постижение своей целостности, взаимосвязанности, а поэтому совместных осознанных действий по спасению человеком себя и планеты как единственной среды его естественного обитания. Вопросы техники, технологий – важны, но главное – целостное миропонимание и мировоззрение человека, от которого зависят практические решения, в том числе и технико-технологического характера, во благо человеку и природе.

Если исходить из позиции целостности развития человечества (а любая иная позиция сегодня работает против самой Жизни!!!), то становится понятно, что мир подошел к началу нового века и нового тысячелетия с глубочайшим цивилизационным кризисом. Его частными формами проявления стали кризисы экономический, экологический, энергетический, продовольственный, духовно-ментальный и др. Западная цивилизация, безусловным лидером которой все еще остаются США, руководствуясь стремлением обеспечить себе право безусловного обладания ресурсами планеты, стремится подавить, разложить иные цивилизации и стать господствующей на планете. При этом явным противником она считает, прежде всего, Православно-христианскую цивилизацию Востока, носителем которой является Россия, обладающая ныне основной мировой ресурсной базой дальнейшего мирового развития.

При этом нельзя уменьшать значение других мировых цивилизаций, но речь идет именно о борьбе двух указанных цивилизаций. Суть их совершенно противоположна: эгоистическо-либерально-экономические ценности Западно-атлантической цивилизации, которые уже доказали свой разрушительный с точки зрения человечества потенциал, противостоят человечно-природным ценностям органичного мирового развития, которые исповедует Православно-христианская цивилизация. Здесь также важно указать, что из этих же императивов исходят и другие Восточные цивилизации и Ислам. И хотя борьба идет за ресурсы, но главным ее полем является культура, прежде всего, национально-культурные ценности, лежащие в основе самоидентификации человека, его духовно-образовательного развития, истинного УНИВЕРС-итетского образования4.

Различны методы реализации исповедуемых ценностей в современном мире: в первом случае широко используются информационные, ментальные и «гуманитарные» войны; во втором – диалог, нахождение общих интересов, доверие и равноправное сотрудничество, социальное партнерство.

Цивилизационный кризис и цивилизационная война имеет еще одно, до сих пор мало осознаваемое направление-уровень, которое еще более скрыто от обыденного сознания. Может быть, именно в нем и заключена истинная суть цивилизационной войны. Оно сводится к тому, что современный человек при помощи ускоренно развивающихся биотехнологий стремительно создает некоего нового носителя интеллектапостчеловека, который восстанет против самого человека. Создаваемый постчеловек как развоплощение человечности5, расчеловеченное нечто будет видеть в человеке полностью маргинальное существо в силу его биологическо-естественных заданных пределов6, не позволяющих человеку мгновенно реагировать на изменяющуюся ситуацию и комплексно использовать всю мощь развитого интеллекта как органичной системы искусственного и сознательно-человеческого (в смысле не человечного, бездуховного). Человек-маргинал будет вытеснен за собственно сферу «жизни», которая уже предстанет некой постжизнью и будет задаваться иными смыслами, весьма отличными от жизни в человеческом традиционно-классическом понимании.

Вектор развертывания цивилизационного кризиса зафиксирован тремя максимами последнего века прошедшего тысячелетия: «бог умер» (Ф. Ницше); «человек умер» (М. Фуко); «конец истории» (Ф. Фукуяма), которые воплотились в схеме изменения меры идентичности человека в жизнедеятельностной сфере: дикарь – варвар – личность – актор – фактор - гомутер [3], а по линии умаления «sapientnostu»: интеллигент – интеллектуал - интеллагент [4] (В. А. Кутырев).

Главный вопрос-проблема начавшейся цивилизационной войны сводится к тому, сможет ли собственно человек как-то реинтегрировать свою изначальную сущность, пусть даже в какой-то иной, но качественно определенной человечностью форме, или он «необратимо разделится на множество «носителей разума», противостоящих друг другу и ведущих между собой ожесточенную конкуренцию за выживание в когнитивной эпохе» [5]? Человеком в силу своей ментальности, в которую во многом на протяжении последних веков искусственно заложена диалектика как выбор из двух противоречащих, а в обостренной форме исключающих друг друга начал, стал перед неизбежной дилеммой: интеллект и разум или духовность и душевность. Но дело в том, что диалектика является лишь одной составляющей, низшей и явно недостаточной, постижения мира: она направлена на разделение, разложение, умертвление того целостного, которое изначально является живым и заключает в себе единство разделенных сторон, составляющих, моментов. Если этого третьего (изначально первичного!) не учитывать, то и получается недоразвитый, умерщвляющий целостность диалектический выбор, вознесенный в ранг аксиомы материализмом, а ныне неолиберализмом как экономикс-ической идеологией [6].

Поэтому для разрешения цивилизационного кризиса необходимо, прежде всего, понять, что диалектическая ментальность явно недостаточна, более того – ущербно-убийственна; необходимо мыслить в формате триалектики, где третьим всегда является целостность, разделение и разложение которой «работают» против жизни. В этом ключе и должен решаться искусственно насажденный диалектическим разумом вопрос о выборе между интеллектом и духовностью, а также и последовавшие практически-научные деяния по повсеместному насаждению техносной нечеловечности в современное миросознание. И выход с точки зрения жизненнотворящей триалектики сводится не к отрицанию того или другого, а к оплодотворению интеллекта духовностью.

Эта проблема становится еще более важной в связи с тем, что некоторые футурологи пишут о том, что «для сохранения человечества как вида манипуляции с физическим телом должны быть в самое ближайшее время выведены за рамки современных моральных ограничений, применяющихся в отношении человека как такового» [7] (выделено мной – Г. З.). Человек как таковой, согласно данному подходу, обречен на неизбежное превращение в биокиборга.

Если к этому дополнить безотказную гламурно-ослепляющую, но массово оглупляющую, содержательно пустую вывеску «Информационное общество», которая некритически воспринимается подавляющим стадным большинством спешащих обрести статус пост(бес)человека и уже в качестве очередной догмы воспринявших тезис, что современное информационное общество что-то кардинально меняет в самом социальном общественном устройстве, то уж совсем можно поставить на мыследеятельности и смыслообразовании крест. Ибо такое большинство не может понять, что это модное название лишь новая гламурная завлекательная «упаковка», направленная против человека: «Информация есть та последняя тюрьма духа, из которой обычный человек практически не имеет шанса ускользнуть. Это самая совершенная эссенция лжи, которую будет загонять «шприц», воткнутый в мозги человечества. Она вне всякого сравнения превосходит фальш предыдущих эпох, которая оставляла возможность для индивидуальной интерпретации, переваривания и усвоения на личностном уровне. Информация не подлежит индивидуальному взаимодействию, ускользает от обратной связи. Это ложь, не допускающая зазора между собой и человеческим «я» [8] (выделено мной – Г. З.).

О нравственной константе антропного принципа

Выход из обострившегося ныне до крайности цивилизационного кризиса, включая и его актуально-поверхностную финансово-экономическую форму, связан с новым миропониманием и соответствующим мировоззрением современного человека, в котором не интеллектуально-счетно-логическое является определяющим, а духовно-нравственное ценностное начало должно восстановить свое изначально-предзаданное фундаментальное место-положение. Всё происходящее, все решения и действия государства, региональных органов управления, каждого управленца и чиновника, как и простого человека, сегодня должны оцениваться по критерию их Благо-несения человеку, которое в глубине-предисточнике своём является нравственным. Благо-несение - это жизнетворящая и жизнеспасительная реализация изначального Дара человечности7, генетически предопределенного Божественной Истиной, Духовным Сознанием. Новейшие научные достижения, история философии и духовные учения позволяют по-новому взглянуть на те 95-97% информационно-энергетического поля-содержания оплодотворенной яйцеклетки, которые до последнего времени даже генетики называли «генетическим мусором» (в остальных 3-5% воплощается генетическая информация 23 хромосом от отца и 23 хромосом от матери, передающие преимущественно био-социальные составляющие-ипостаси природы человека). Эти 95-97% содержания оплодотворенной яйцеклетки «вносят» в ДНК будущего человека именно «человечную информацию», неотрывно связанную с духовно-нравственной фундаментальной составляющей-основанием жизнедеятельности человека.

Обострившаяся до предела кризисная ситуация действительности, с одной стороны, и результаты-достижения науки по изучению так называемого «тонкого мира», духовной сферы жизнедеятельности человека в последние 20 лет, с другой стороны, привели к тому, что в начале нового века и тысячелетия настало время необходимости уточнить антропный принцип, содержание которого до сих пор фиксировалось лишь на определенности только физических констант, что соответствовало традиционно понимаемому механико-материалист-ическому мировоззрению. Но мысль человека, его стремление к тайне мироздания пришла к пониманию того, что главным основанием эволюции человечества является сознание, а способность к рефлексии, прежде всего ценностной, даёт понять, что сам человек, как и природа, и жизнь на нашей прекрасной планете может в дальнейшем осуществляться лишь в нравственном формате мышления-действия, изначально жестко заданном, как и другие константы антропного принципа.

Более того, именно нравственная константа сегодня, оставаясь фундаментальной, получила статус актуального императива и вне её сознательной практической реализации все разговоры о выживании человечества являются пустопорожними словами, лишь способствующими у-ничто-жению человека и жизни.

Другими словами, смысл жизни человека, а именно в нём заключен смысл и вектор духовной8 эволюции, развития, невозможно найти ни в какой другой системе координат мышления, ни в каком ином формате исчислений, кроме той, в основании которой лежит НРАВСТВЕННО-ДУХОВНАЯ (ЦЕННОСТНАЯ) КОНСТАНТА СОЗНАТЕЛЬНОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА.

Если ранее человек мог об этом догадываться и верить, ибо такую веру давало Откровенческое знание, то в начале нового века, который, как оказалось, отнюдь не просто наивно-поверхностно обозначался в эзотерическом знании как век духовности (это наше невежественное «понимание» не могло этого оценить!), последние исследования нестандартно мыслящих представителей наиболее современной целостной человековедческой науки9, ставших на путь решительного прорыва узкого горизонта традиционного механико-материалистического миропонимания и мировоззрения, позволяют говорить о якобы «скрытой» от человека до сих пор нравственной константе антропного принципа как об экспериментально открытых и доказательных фактах. Но в силу лености гедонистически настроенного ума и безудержного преклонения перед идолом материального богатства-потреблятства манипулятивно-деградирующий человек не стремится ни в своем мышлении, ни в действиях к познанию-разумению-использованию вечных истоков жизни, а поэтому и меньше всего думает о спасении себя, своей человечности, о спасении своих детей и внуков и Жизни вообще [9], безудержно своим сиюминутным интересом-действием превращая предзаданный ему процесс жизнетворчества в почти повальное искусственное созидание рисков, угроз и катастроф как бес-сознательно творимых предусловий смерти.

При этом важно понимать, что гедонистические настроения сегодня не есть лишь проявление животных инстинктов человека (как это стремятся преподнести поверхностно настроенные популяризаторы науки), который в своем миропонимании в целом к 90-м годам ХХ века уже достиг высокого уровня механико-материалистического мировоззре-ния и возможности рефлектировать происходящее. Более сущностно здесь то, что через навязанную болван-изацию системы образования целенаправленно и сознательно реализуется сценарий о-глуп-лен(ь)-и-я10 человека, перевода его мировоззрения в нисходящую ветвь развития, ибо именно мировоззрение в условиях перехода к ценностной конкурентоспособности (не закумуфлированное ли это название современной мировой войны за мировую власть и ресурсы?) становится приоритетом номер один обобщённого оружия в реализации той или иной целенаправленности концептуальной власти. «Концепция – это та же матрица, но используемая по отношению к человеческому материалу. Нарождающееся поколение, не всегда осознавая это, оказывается помещённым в информационную матрицу – концепцию и к 15-20 годам помимо своей воли приобретает те качества, которые необходимы хозяевам этой концепции» [10, c. 16]. Действуя в рамках извне заданно-навязанного мировоззрения-матрицы, человек не задумывается о возможных последствиях своих решений и действий, подвергая риску, а то и катастрофам не только себя, но и окружающих людей, и природу, а по большому счёту – саму Жизнь.

Примеров можно приводить множество, но ограничусь самыми последними, которые «на слуху»: непрекращающаяся утечка нефти в Мексиканском заливе как своеобразный Чернобыль вблизи американского континента, авария на Саяно-Шушенской ГЭС в России, взрывы на атомной электростанции Фукусима-1 в Японии. А сколько «творится» ежедневных, ежечасных угроз и катастроф человеком для человека под видом охимиченных и генетически модифицированных сверх всех разумных пределов продуктов питания, лекарств, не говоря уже об агрессивно разлагающих человечное всепроникающих СМИ – средствах массовой идиотизации.

Естественно, что за всем этим прослеживается тенденция нарастания античеловеческого эгокорыстия, зараза неудержного стремления к росту прибыли ради личного обогащения, создаваемая тем, что государство, теоретически по своей природе призванное выступать как объединитель нации ради ее будущего, даже не пытается противостоять данной тенденции, ибо в реальности оно стало абстрактно-собирательным образом, прикрывающим его весьма эффективное использование в своих целях власте-держателями-чиновниками, служащими не народу страны, а себе, своим частно-корыстным интересам и прибыли.

Такое государство предстает как некая финансово-заданная корпорация-совокупность чиновников-прихватизаторов власти и богатства, не заботящаяся не только о создании нового национального богатства, но и о воспроизводстве источников богатства, прежде всего о человеке, а также не понимающая и предопределённости собственного статуса в ближайшем будущем. Провозглашаемые пиар-акции-реформы не оборачиваются хоть каким-то зримым продвижения в будущее, ибо нет элементарных положительных изменений в создании  рабочих мест, предоставлении жилья и улучшении качества жилищно-коммунального обслуживания, увеличении  энерговооружённости  рабочих мест, оживлении реальной экономики, индустриального и аграрного производства, создании новых технологий, росте реальных доходов подавляющего числа украинцев в условиях почти ежедневного роста потребительских цен без достаточного на то экономических оснований. 

Кризис, развернувшийся с новой силой с 2008 года, есть стремительное углубление полисистемного кризиса жизнедеятельности человека, но преподнесенный политическими элитами, учёными и СМИ всего лишь как финансово-экономический, т. е. преподнесен как такой, в котором сущностное разложение-разрыв человека и его жизнедеятельности даже не рассматривается в нравственно-ценностном – жизнеспасительном аспекте. Но и из того поверхностно-манипулятивного, что было о нём сказано-написано, можно четко констатировать: с одной стороны, он  есть полностью рукотворным; с другой – изначальной причиной, его породившей, было всё то же стремление к прибыли, перераспределению богатства в пользу финансовую власть предержащих. Раскрывая это обстоятельство, Джозеф Е. Штиглиц - мировой экономический авторитет - нобелевский лауреат по экономике в своей новой книге «Свободное падение (Америка, свободные рынки и спад мировой экономики)» пишет: «Точно так же как Буш использовал 11 сентября и страхи терроризма, чтобы оправдать очень многое  из того, что он делал, Министерство финансов США и при Буше и при Обаме использовало 15 сентября – день, когда рухнул Леман Бразес – и страхи следующих крахов как орудие для извлечения наибольшей выгодны для банков и банкиров, которые поставили мир на грань экономической погибели» (с. 118-119) (выделено мной – Г. З.). Но даже если пребывать в формате механико-материалистического мировоззрения, то и здесь вполне понятно, что экономическая гибель неизбежно является основанием гибели Жизни.

В поисках путей выхода из цивилизационного кризиса современности

Выход из кризисного состояния человечества, равно как и украинской нации, возможен лишь на основе качественного обновления мировоззрения, а значит - методологии социально-экономических исследований в формате философии хозяйства как актуального достояния размышляющего человечества. Основными направлениями-путями здесь должны стать следующие.

Во-первых, четкое определение изначальной системы координат познания-осмысления целостного Универсума [11], целостного хозяйства как сферы целостной жизне-деятельности целостного человека, имеющего целостную единую триипостасевую – духовно-био-социальную природу. Это выражается в том, что человек должен рассматриваться как центр перспективы и центр конструирования  универсума (П. Т. де Шарден), а значит: сознание приобретает статус главного предмета труда в хозяйственных преобразованиях. Единственно верной в современных условиях поиска путей выхода из глубочайшего полисистемного кризиса жизнеотправления человечества должна стать установка нобелевского лауреата Мориса Алле: сегодняшний кризис – это, прежде сего, кризис разума… Экономика должна служить человеку, а не человек служить экономике. Разработка спасительного хозяйственного знания невозможно без использования наработок трансперсональной психологии в аспекте одухотворения тех процессов, которые обычно называются экономическими. Исследование чисто экономических явлений и процессов вне их связи с сознанием [12], духовностью, нравственностью, целостной деятельностью целостного человека – не просто ошибка, но преступление перед человеком, перед Жизнью. Ученые-экономисты много принесли реальных вреда и бед человечеству, борясь за «чистоту» своей науки, «очищая» ее от целостного человека. И эта их «деятельность» будет продолжаться до тех пор, пока они не осознают ложности именно «экономической» системы координат своего мышления. Сегодня такая ложность, рождающая схоластичность результатов неоклассической экономической науки, становится совершенно очевидной здравомыслящему человеку, а тем более уже опубликована масса работ, всесторонне обосновывающая необходимость выхода научного видения на более высокий методологический уровень миропонимания. Этого требует формирующаяся постнеклассическая наука. Но подавляющее большинство из тех, кто по-прежнему горделиво называют себя научно-экономическим истеблишментом, не желают замечать реальных изменений, продолжают исповедовать догмат модели экономического человека, всемерно оглупляя экономикс-ическими постулатами сознание молодежи, подрывая основания человечного будущего и самой Жизни.

Во-вторых, в этом же русле, исходя из необходимости реализации императива выживания человечества, основоположным методологическим моментом-основанием разработки концептуального хозяйственного знания является исходное выделение двух категорий потребностей: естественных и противоестественных как фундаментального критерия оценки тех или иных видов человеческой деятельности с точки зрения жизне- и человекоспасения. Первые – естественные – это демографически обусловленные потребности, удовлетворение которых обеспечивает существование индивидов, их семей и личностное развитие. Они не могут быть антибиосферными, так как призваны обеспечивать жизнь человечества в преемственности поколений, ибо человечество – часть биосферы Земли. Противоестественные – деградационно-паразитические потребности, удовлетворение которых подрывает жизненный потенциал и самих индивидов-потребителей, их потомков.  Удовлетворение данных потребностей разрушает биоценозы и биосферу Земли и исключает возобновление биоценозов в естественных для биосферы ритмах.

Без различения этих двух видов потребностей, основанного на значении-понимании архетипов, социокультурных кодов развития общества, психосоциокультурной матрицы повседневного поведения человека, теория и практика экономического развития является поверхностной, выхолощенной, бесплодной в плане жизнетворения. Государственная политика, при которой открыты возможности реализации и расширения деградационно-паразитических потребностей ради увеличения прибыли узкого слоя лиц, является по сути деградационной, не исходит из общих народных интересов, способствует утверждению противожизненных начал. Экономика, работающая на деградационно-паразитические потребности, находится вне нравственности как исходно-глубинного основания-характеристики человеческого рода.

В-третьих, в экономическом развитии определяющую роль должны играть социокультурные, идейно-духовные факторы. Их воздействие на общественную успешность экономики отражается своего рода цивилизационным маятником, показывающем решающее воздействие идейно-духовного нравственного фактора организации всей  хозяйственной жизни на реальное состояние национальной экономики. Теория цивилизационного маятника позволила выявить вполне определенную закономерность: отход от культурно-национальной идентичности сопровождается ухудшением экономического развития; возврат к такой идентичности способствует более успешному решению экономических проблем развития. В государственную стратегию экономического развития должны закладываться собственные национально-культурные ценности, цели и программные установки, а отнюдь не ориентировки на чужеродные ценности и институты, а также и настоятельные «советы» международных финансовых организаций, которые всё ещё глупо-неразмыслительно воспринимаются в роли очередной панацеи, но молчаливо затушёвывается то, что они исходят из интересов их разработчиков.

В-четвертых, в формировании нового мировидения необходимо исходить из нового понимания содержания процесса развития (М. А. Чешков) [13-17]. Понимание развития как особой (социальной, по М. А. Чешкову) ветви универсальной эволюции возможно лишь на основе признания человека и его целеполагающей мыследеятельности основным критерием, отделяющим развитие от других форм универсальной эволюции, что, собственно, и фиксируется в новом определении понятия «развитие». Оно характеризует имманентную человеку/человечеству потребность/способность к творению новых форм бытия/сознания, в том числе саморазрушительных свойств человека [14, c. 136]. Не всякое изменение можно трактовать как развитие, а только лишь то, которое генерирует новое качество: «Развитие, в моей трактовке, - пишет М.А. Чешков, - означает творение не только позитивно нового (инновация), но и нового в его разрушительных для человека формах. Что же касается понятий «трансформация» и «модернизация», то они, скорее характеризуют отдельные стороны развития» [14, c. 137].

Указанная потребность-способность реализуется человеком как субъектом мыследеятельности, преследующей фундаментальные цели и развертывающейся в вариативном процессе через разнообразные исторические типы и формы с их пространственными масштабами и временными характеристиками.

Понятие развития располагается в треугольнике, вершину которого оно образует само, а два других угла – понятия воспроизводства (выживание) и разрушения (катастрофа)

Предложенная М. А. Чешковым новая концепция развития, по его мнению, имеет такие новации:

«Такое понимание развития делает содержание этого понятия неоднозначным, придает ему вид ареала различных смыслов и набора различных значений в их балансе; тем самым указывается на возможности выбора, которое несет (и создает!) развитие; выбора, хотя и творимого субъектом, но заданного рамками, в первую очередь, «собственной» структуры развития» [14, c. 140].

Анализ предложенной М. А. Чешковым новой концепции развития, которая более глубоко и всесторонне раскрывает его суть-содержание, на наш взгляд, открывает новые горизонты методологии исследования современной реальности. В методологическом плане здесь важны следующие основные моменты, которые требуют своего углубленного исследования. Во-первых, четко указывается на то, что развитие имеет своего субъекта, преследующего осознанные цели в процессе мыследеятельности, т. е. признается основополагающая роль сознания в процессе развития. Отсюда вытекает, во-вторых, положение о том, что решающим моментом для выработки форм развития выступает способность субъекта к созданию нового знания через медиационный механизм мыследеятельности. В этом случае осуществляется воспроизводство человека и человечества; если же в основе его мыследеятельности лежит инверсионный механизм, то развитие приобретает преимущественно разрушительный характер. В-третьих, признается фундаментальная роль в процессе развития ценностей человека как субъекта развития, т. е. новая концепция ориентирует на анализ деятельности не вообще/абстрактного, а человека в его личностно-творческом ответственном бытии-жизнетворении. Это требует выхода на антропологические знания, где актуализируется разработка новой идеи развития человека [18]. В-четвертых, позволяет по-новому ставить вопрос о реализации императива выживания человечества в условиях обнажившегося до предела в начале нового века цивилизационного кризиса, основными субъектами преодоления которого, по всей видимости, могут быть интегральные сообщества континентального типа.

Наряду с этими моментами следует особо подчеркнуть, что введение в понятие развития ценностной составлящей важно не потому, что кто-то решил это сделать, а потому, что сама реальная жизнедеятельность человека включает в себя данную основополагающую качественную составляющую, которая в первую очередь определяет сам процесс жизнедеятельности-жизнетворения, его целеполагание (об этом шла речь выше как о нравственно-духовной константе антропного принципа) [19].

В-пятых, необходимость кардинально переформатирования всего управления социально-экономическим развитием в формате его нового понимания на основании выделения и решения двух классов задач: максимизации, возникающих в связи с принципиально объявленными ценностями развития (социальный гуманизм), и оптимизации, связанными со средствами достижения ценностных целей (свобода предпринимательства). «Свободы предпринимательства может быть больше или меньше, например, по степени приватизации основных фондов, уровню контроля и надзора, лицензирования, налоговых изъятий. Свобода предпринимательства, как средство, оптимизируется. Ценность же (социальный гуманизм – Г. З.) всегда максимизируется. В этом их принципиальная разница. Если свободу предпринимательства принять за ценность, то это тоже возможно, и это так и делается в теории либерализма и в практике российских реформ, начиная с шоковой терапии. Однако результаты говорят сами за себя» [20] (выделено мной - Г. З.).

В-шестых, определённую роль в осмысливании спасительных хозяйственных реформ должно сыграть творческое осмысления современного опыта Китая, который явил глобализирующемуся постмодерновому миру образец развития национальной экономики и решения социальных проблем страны в рамках глубинно обоснованной политико-экономической стратегии развития в глобализирующемся мире. Здесь, видимо, достаточно привести слова известного в мире аналитика геополитических процессов и разработчика стратегических проектов посткризисного развития Ю. В. Громыко, в которых он оценивает весьма фундаментального характера работу экономиста-исследователя из Голландии Киис Ван дер Пиджла о Китае, специально написанную для несостоявшейся в Харьковском национальном университете имени В. Н. Каразина Международной  научной конференции по изучению наследия Конфуция. Ю. В. Громыко пишет: «В работе с весьма характерным названием «Спасёт ли Азия капитализм. Классовая борьба и государство-оспариватель. Развитие в современном Китае» – работа написана для выступления на конференции общества Конфуция в Харькове, один из самых замечательных политэкономов нашего времени, неомарксист (что в данном случае означает – не долдон одной  мысли про институционализм, но глубокий исследователь структур и динамики систем накопления капитала) из Голландии Киис Ван дер Пиджл показывает, как  Китай удерживает окончательное сползание  мировой  экономики в  депрессию. Но при этом Китай  и его внутренне потребление  не смогут в  ближайшее время  спасти системы производства развитых западных страх. Китай в одиночку оспаривает  единственную форму движения товаров и капитала, предложенную англосаксонским миром с  укорененной  в нём гоббсо-локковской антропологией, когда права человека, означающие прежде всего право платить государству налоги,  индивиду вменены. Китай задаёт форму и способ стратегий развития, которые  начинают сегодня  охватывать брошенные  после развала СССР Россией государства  Африки и Латинской Америки» [21].

Все вышеперечисленные моменты сегодня приобретают фундаментально-актуальное значение, ибо эволюционно-историческая дилемма ХХІ века является не просто рядовой – «одной из», но определяющей ближайшее будущее – бытие/небытие человека, природы, планеты Земля. И главным для того, чтобы человек мог выжить, спасти самого себя и Природу, становится мировоззреческое концептуальное знаниЕ (не набор даже самых современных разрозненных профессиональных знаниЙ), в котором онтологическое знание имеет статус фундамента. Именно на нём возводится всё здание миропонимания и миродействия человека во Благо, заложенное в изначальной Благо-Вести как вполне определенной целе-благо-полагающей творческой жизнедеятельности.

Переход к формированию постнеклассической науки,  устремлённой создать новую научную картину единого Мира-Универсума, означает, что человек наконец-то осознал-понял насколько многоуровнева, сложна и взаимозависима реальность Мироздания и насколько ограничена механико-материалистическая научная парадигма. В ее формате нет и не может быть ответов на фундаментальные жизненноважные для человека вопросы: что такое жизнь? в чём смысл жизни человека? кто такой человек в мироздании? какова роль предопределена человеку в процессе эволюции?

Конечно, в современном глобализирующемся мире, где практически проводится социал-дарвинисткий неолиберальный сценарий глобализации, в основание которого заложена борьба за всемирную власть и уменьшающиеся с каждым днем ресурсы и источники энергии, потребность в спасительном мировоззрении только нарастает-актуализируется. В этом проявляется объективная необходимость и закономерность эволюционного развития, требующая от человека духовно-нравственного припоминания-возрождения жизнеохраняющих (спасительных в наличной сегодня ситуации) ценностей.

Но человеку насильственно-манипулятивно с детства внушают, что он сам должен делать выбор. Выбор чего: нет, не материальных благ – это всего лишь поверхностное прикрытие пропаганды свободы-вседозволенности, ибо выбор, как и свобода, имеют свою неотделимую сторону-двойника - ответственность. Они как орёл и решка одной монеты. Но кто слышал о теме ответственности, например в догматическом курсе микроэкономики или в школьном курсе основ экономических знаний? На самом деле человека вынуждают молчаливо делать выбор нежизни. Как это делается? Вот, к примеру, тема алкоголя. Являясь наиболее сложной психологической проблемой, она умело вменяется в детстве (детское шампанское!), формируются вполне определенные стереотипы, которые поддерживаются ежедневно. Человек «абсолютно уверен, что это его личный выбор и его личное дело. Представление о личном выборе – самое глубокое заблуждение. Никто не рождается сориентированным на алкоголь и по сути на членовредительство, на разрушение тонких структур мозга и угнетение Богом данных возможностей. Его настолько умело помещают в специально организованную информационную среду, что у него в конечном счёте создаётся иллюзия личного выбора там, где по факту имеет место злобный, коварный, властный, да и финансовый расчёт третьей стороны, имеющей на этом не только финансовые выгоды» [10, c. 88].

Аналогичное противожизненное действие происходит и в каждом конкретном случае принуждения человека покупать напичканные химическими вкусовыми добавками и красителями, ГМО-составляющими продукты питания: выбор есть - в их многообразии, но не в качестве содержащегося в них.

И здесь мы опять выходим на проблему государства как субъекта общего интереса развития: служит ли оно своим гражданам, спасает ли оно их от рисков, угроз, опасностей в их жизнедеятельности, создает ли оно реальные условия для возрождения нации и обеспечения ее счастья? Сегодня эти вопросы кажутся наивно-бесполезными. Но именно в практических ответах на них заключается завтрашнее бытие/небытие каждого из нас. Сегодня мы еще этого не понимаем в должной мере. Но сможем ли мы понять хотя бы отдельные слова из данных вопросов в постчеловеческом и постчеловечном завтра, если государство, ответственное за сферу образования как фундаментальную сферу формирования будущего нации, и дальше будет неуклонно реализовывать проект всеобщей болванизации-оглупления? Не является ли дело спасения утопающего делом его самого? Каждый должен понимать, что колокол звонит по тебе!

И последний вопрос: государство деградации или государство развития ныне оплачивается-содержится налогоплательщиком – пока еще человеком? Если дать реальный ответ, исходя из всестороннего анализа нынешней ситуации в стране, то ответ очевиден. Сегодня развитие происходит, но именно в том разрушительном смысле, на который указал М. А. Чешков в своем новом его понимании, ибо специфика нынешнего развития состоит в том, что оно генерирует новое качество как «творение… нового в его разрушительных для человека формах». О своеобразном результате такого развития и его ближайшем будущем весьма емко написал академик НАН Украины Ю. Н. Пахомов: «В итоге, - после первого крушения страны в начале 1990-х годов, произошедшего под заказ псевдореформаторских рецептов «Вашингтонского консенсуса»; и второго крушения, - связанного с «игрой в поддавки» с мировым финансовым кризисом, - наступит третье крушение, но это уже, - как следствие покорности судьбе, и осознанной готовности стать страной малых дел, обслуживающей олигархические (свои) и зарубежные (западные) интересы. Упоминание в данном контексте Украины как страны малых дел – не случайно. Дело в том, что страна за годы независимости все больше приспосабливала все стороны жизни, и, - главное, - механизмы регулирования, - к созиданию лишь малых, т. е. сиюминутных дел. И это притом, что в стране всего лишь 20 лет назад была система, которая, - при всех ее недостатках, ориентировала общество на технологических прогресс, сопоставимый с западным» [22]. Тех, кого устраивают «малые, сиюминутные дела», мало заботит национальное возрождение и благосостояние всего украинского народа. Они уже привыкли находиться в формате «малых дел», суживающегося духовного пространства, их ориентации на средне-серый понижающийся уровень «деяний» объясняются их рабской покорностью души при криках о свободе выбора и восхвалении заморской «самой демократичной» демократии. Но развитие как «творение качественно новых разрушительных для человека форм» ничего общего не имеет ни с проектом спасения, ни с реальным возрождением украинской нации. Смысл жизни человека (и общества) - не в разрушении жизни, а в творческом ее созидании-обновлении. Копирование чего-то заморского, следование чужеродным советам, подстраивание под кого-то, имеющего средний уровень мышления-понимания, - это верный путь деградации в бездну небытия. И самая большая беда, видимо, состоит в том, что психологическая обработка-оглупление украинского народа осуществляется повсеместно и ударными темпами: примитивный экономикс-изм с его гламурными образчиками потреблятства оборачивается общей отсталостью и беспросветностью, а болван-ский процесс образовательных системных деформ усиленно работает на создание реальных условий невозрождения феникса из пепла. Изменение ситуации к лучшему с каждым годом-шагом становится все более проблематичным-призрачным, ибо мантры западно-европейской приверженности оборачиваются реальным тупиком примитивизации мышления, которое порождает и соответствующие действия.


Примітки
  1. Не об этом ли свидетельствовали разработки ученых Римского клуба, а затем и бурное обсуждение проблем устойчивого развития? >>
  2. Речь уже не идет о теории «20 : 80», когда 80% (сегодня – 85%) населения планеты физически не нужны для производственного процесса, а рассматриваются как излишние потребители сокращающихся ресурсов планеты. Сегодня говорят о том, что из 6,9 миллиардов человек населения планеты целесообразно оставить только 2 миллиарда: один миллиард господ и один миллиард обслуги. >>
  3. Весьма интересно в этом плане проанализировать историю создания и распространения «прививок» от краснухи и свиного гриппа, а также процесс создания и широкого распространения генно-модифицированных продуктов питания, массового использования при производстве продуктов химических веществ – вкусовых добавок, красителей, искусственных жиров и пр. (см. хотя бы соответствующие публикации в еженедельнике «2000»). >>
  4. Вряд ли можно всерьез согласиться с теми, кто критикует Д. Белла, который пророчил университетам роль главной структурной единицы развития в постиндустриальном обществе, но, по их мнению, главной структурой реально стала коммерческая фирма. Это не что иное, как ковш воды на мельницу экономизма, которая сегодня почти всецело захватила человека своими лопастями и в своем угарно-инерционном движении всячески ломает его >>
  5. «Развоплощение человека есть следствие развоплощения бога, редукции того метафизического оператора, который ранее поддерживал четкий антропоморфный формат» [5] >>
  6. Здесь следует указать, по крайней мере, на два набирающих силу процесса: во-первых, уменьшение биологической жизнеспособности у каждого последующего новорожденного поколения, что делает его более зависимым от искусственной среды; во-вторых, резкое отставание естественных человеческих способностей и реакций от взрывного развития техносферы, несмотря на которое окончательные решения должен и может принимать только человек. >>
  7. Продолжение размышлений, изложенных автором в публикации [23]>>
  8. Подавляющее множество новейших научных исследований начала нового века, а также изучение истории философии и духовных воззрений человечества позволяют однозначно утверждать, что целостность эволюции изначально определяется духовностью и сам процесс эволюции есть нелинейное восхождение человека по ступеням духовной зрелости. Все иные формы-проявления эволюции имеют производный, вспомогательный, обслуживающий характер. Непонимание этого фундаментального аспекта порождает множество схоластических воззрений и теорий, в которых человеку всегда прямо или по умолчанию отводится роль средства в достижении каких-то частных целей.>>
  9. Весьма основательную характеристику традиционной механико-материалистической науке дал Ю. М. Осипов: «Наука – штука растяжимая и вещь неопределенная. Сегодня всякий раз приходится констатировать все угасающий интерес к мировоззренческим, а соответственно и к философским обобщениям. Калейдоскопичность уже не в одной ускользающей от науки реальности, но и в самих блуждающих головах ученого сообщества. Наука больна и не в состоянии сосредоточиться. Сосредоточение на глубинном и главном – уже не только не задача науки, но и необратимая невозможность. Это как раз и знаменует собою конец науки – как органичного знания об органичном же мире. Науке, отбросившей философию и мировоззрение, можно уже ставить памятник, разумеется, постмодернистский: то ли памятник как пустоту, то ли пустоту как памятник. Если что и остается сегодня от науки, так это не более чем функциональная инженерия, служащая, кстати, все тому же суперкапиталу и все той же суперстоимости» [24]>>
  10. О, глуп от лени и я! >>

Література
  1. Задорожный Г. В. Экономикс или социальная экономика? (размышления политэконома о постнеклассической экономической науке) / Г. В. Задорожный. – Полтава, 2009. – С. 18-34.
  2. Задорожный Г. В. Социальная экономия как постнеклассическое основание исследования экономики цивилизаций // Экономика цивилизаций в глобальном измерении. Монография / Под ред. А. А. Пороховского, В. Н. Тарасевича. – М.: ТЕИС, 2011. С. 106-107.
  3. Кутырев В. А. Культура и технология: борьба миров. – М., 2001. – С. 64, 67.
  4. Кутырев В. А. Интеллигент – интеллектуал – интеллагент, или Кто с кем коммуницирует при всеобщей коммуникации // Философия хозяйства, 2008, № 2.
  5. Столяров А. М. Розовое и голубое // В кн.: Чеснокова Т. Ю. Постчеловек. От неандертальца до киборга. – М., 2008, C. 50.
  6. Задорожный Г. В. Иначе возможное как со-творчество человечности (размышления о главном в связи с кризисом экономической науки). – Полтава: Скайтек, 2011, C. 251-253.
  7. Мокичев Д. С. В ожидании виртуального мессии // В кн.: Чеснокова Т. Ю. Постчеловек. От неандертальца до киборга. – М., 2008.
  8. Джемаль Г. Д. Наследие Кириллова // в кн.: Чеснокова Т. Ю. Постчеловек. От неандертальца до киборга. – М., 2008. – С. 73-74.
  9. Кутырёв В. А. Бытие или ничто. – СПб.: Алетейя, 2010.
  10. Ефимов В. А. Концептуальная власть. Просто о сложных механизмах разорения России. СПб., 2003.
  11. Тарасевич В. Н. Экуника: гипотезы и опыты. – М.: ТЕИС, 2008.
  12. Налимов В. В. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. – М.: Академический проект; Парадигма, 2011.
  13. Чешков М. Осмысливая развивающийся мир // Мировая экономика и международные отношения, 2000, № 5.
  14. Чешков М. А. Идея развития: необходимость и возможность реинтерпретации // Общественные науки и современность, 2004, № 5.
  15. Чешков М. Развитие: философская идея и конкретные исследования // Мировая экономика и международные отношения, 2004, № 8.
  16. Чешков М. Мир как дифференцированное целое // Мировая экономика и международные отношения, 2006, № 7.
  17. Задорожный Г. В., Олефир В. Н. Хозяйственное развитие: определение и основные характеристики в формате постнеклассической науки // Социальная экономика, 2008, № 3-4.
  18. Человек, 2003, № 6, с. 93.
  19. Задорожный Г. В. Трансперсональна психологія: сучасний погляд на людину // Ціннісні орієнтири інституціоналізації економічного розвитку: кол. монографія / За заг. ред. А. О. Задої. – Д.: Державний ВНЗ «НГУ», 2010. С. 43- 66.
  20. Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России. К умной и нравственной экономике. В 5 т. Т. I. – М., 2008. С. 12.
  21. Институт имени У Л Шифферса: Технологии опережающие понимание [Електронний ресурс]. – Режим доступу: smdp.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=14
  22. Пахомов Ю. Н. Украина и Россия в меняющемся мире // Экономика цивилизаций в глобальном измерении. Монография / Под ред. А. А. Пороховского, В. Н. Тарасевича. – Москва: ТЕИС, 2011. С. 534-535.
  23. Задорожный Г. В. А. С. Панарин об иначе возможном как человечном будущем // Социальная экономика, 20-11, № 1, С. 7-32.
  24. Осипов Ю. М. Переворот в экономике и в науке // Философия хозяйства, 2001, № 4. - С. 276.
До змісту