До змісту

ЕКОНОМІЧНА ТЕОРІЯ

  Е. А. Юрманова,
кандидат экономических наук

КООПЕРАТИВНАЯ МОДЕЛЬ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ В РЕШЕНИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ДЕПРЕССИВНЫХ ТЕРРИТОРИЙ (ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЙ ОПЫТ)

Неоднородность экономического и социального положения и наличие депрессивных территорий является острой проблемой для многих государств независимо от уровня их развития. Территориальные социально-экономические диспропорции характерны как для достаточно компактных стран Европейского Союза, так и для государств со значительным территориальным охватом, к каковым относится и Украина (второе по площади после России государство Европы). Текущий финансово-экономический кризис усугубил основные социально-экономические проблемы депрессивных территорий: в финансовой сфере это кризис неплатежей, в секторе реальной экономики имеет место спад производства и как следствие – сокращение доходов и занятости основной массы населения, что влечет за собой сокращение поступлений налогов и сборов в казну. В зарубежной теории и практике накоплен опыт разработки программ социально-экономического развития депрессивных территорий. Отечественные специалисты также разрабатывают свои рекомендации. Предлагается использовать такой механизм, как децентрализация бюджета. Приводятся в пример страны ЕС, где регионы более самостоятельны в финансовом плане и региональные бюджеты формируются «снизу», с учетом местных особенностей и потребностей. Так, во Франции, Чехии и других странах в основу отношений между центром и регионами положена система контрактов – перспективных планов развития регионов, рассчитанных на несколько десятилетий и разрабатываемых в контексте национальной стратегии. Подобная система предусмотрена и упоминавшимся законом «О стимулировании развития регионов». В действительности, финансирование регионов стало еще более централизованным. Не исчерпаны возможности практики создания свободных экономических зон и территорий приоритетного развития в проблемных регионах. Но надо признать, что эта идея оказалась дискредитированной из-за высокого уровня коррупции. Большие надежды возлагают на развитие малого и среднего бизнеса. Однако государство должно создать равные и прозрачные условия как для отечественных предпринимателей, так и для зарубежных инвесторов. Рассуждают о повышении социальной ответственности крупного бизнеса. Но при этом забывают, что крупные предприниматели не проявляют особой заинтересованности в решении проблем депрессивных территорий, на которых размещены их предприятия. У них есть возможность экономить на заработной плате, манипулируя профсоюзами, сокращать расходы на медицинское обслуживание и социальные выплаты персоналу. Захотят ли органы власти, связанные с представителями крупного бизнеса, решать проблемы депрессивных территорий и способны ли они будут эти проблемы решить – вопрос остается открытым.

Однако, надо признать, что зарубежная, прежде всего западноевропейская, теория и практика комплексного решения вопросов социально-экономического развития депрессивных территорий еще не освоена нашими исследователями. И пример тому – отсутствие в отечественных разработках основ организационно-экономического механизма развития депрессивных территорий такого инструмента, как кооперативная модель хозяйствования, которая вполне успешно встраивается в современную рыночную экономику и демонстрирует очевидные успехи в решении имеющихся социально-экономических проблем не только отдельной местной общины, но и значительных территориальных образований. Речь идет о кооперативных моделях, возникших во второй половине XX в.: кооперативной корпорации Мондрагон (Mondragon Cooperative Corporation) в автономной области Испании, Стране Басков, и в итальянской области Эмилия-Романья (Северная Италия).

Кооперативы в Мондрагоне возникали и в первой половине XX в., но первый кооператив (ULGOR) из той группы, которая теперь является известной и опыт которой изучается, был основан пятью дипломированными специалистами в 1956 г. на базе купленной ими на свои средства небольшой обанкротившейся фирмы по производству масляных и керосиновых плиток, где работали двадцать четыре рабочих. К 1959 г. в кооперативе ULGOR было 170 рабочих-собственников. В индустриальном секторе города стали создаваться и другие кооперативы. Модель кооператива, объединяющего рабочих-собственников, стала удачной комбинацией традиционной иерархической структуры производства с инновационными особенностями, проявляющимися в возможностях рабочих принимать реальные хозяйственные решения как владельцев предприятия. Модель продемонстрировала эффективность подобной структуры управления, гарантируя при этом оптимальные условия труда и управления для рабочих-владельцев кооператива. Подобный баланс прямой и представительной демократии в сложившейся структуре управления обеспечивает внутренний динамизм и адаптируемость, которые создают конкурентоспособное преимущество рабочих кооперативов на рынке. Кооперативы мондрагонской группы стали явлением, не совсем типичным для современных рыночных экономик. Их особенности заключаются не столько в самой кооперативной форме собственности, а в том, что эти кооперативы тесно связаны между собой организационно и технологически. В структуру мондрагонской кооперативной корпорации стали входить такие организации, которые придали устойчивость существованию самих кооперативов, такие как кредитный союз Caja Laboral Popular (CLP), рассматриваемый как источник капитала для расширяющихся кооперативов через аккумулирование сбережений жителей Мондрагона в целях их инвестирования в местные кооперативы. Кредитный союз позволил также создать специальный фонд для организации системы социального обеспечения членов кооперативов. МСС объединяет учебные заведения, готовящие для кооперативов квалифицированные кадры, исследовательские организации и пр. Экономическая эффективность мондрагонской кооперативной корпорации достигается благодаря организационной согласованности действий ее составляющих, в том числе при помощи планирования инвестиций, планомерного создания новых рабочих мест и др. Очевидное преимущество, которое получают рабочие от членства в кооперативах Мондрагона, – устойчивая и гарантированная занятость. В период 60–70-х гг. XX в. в рассматриваемом регионе при финансовой поддержке кредитного союза Caja Laboral Popular появлялись четыре – пять новых кооперативов ежегодно. Сегодня это кооперативная финансовая организация обладает активами в объеме 13,98 млрд евро и превратилась в одно из крупнейших финансовых учреждений Испании [1, 3].

Таким образом, кооперативная корпорация Мондрагон (МСС) стала результатом развития кооперативного движения в течение нескольких десятилетий, формирования современной, адекватной рынку, инфраструктуры кооперативного сектора. Сейчас MCC – это кооперативный деловой круг, объединяющий 264 компании (главным образом кооперативы), организованные в сектора: финансовый, индустриальный, распределения, исследования и обучения. Секторные группы функционируют независимо, однако в пределах комплексной стратегии, скоординированной МСС. В 2008 г. МСС состоял из 92 773 рабочих-собственников, имел сумму баланса 33,5 млрд евро и общий доход 16,8 млрд евро [1, 3]. Сейчас группа кооперативов Мондрагона объединяет около 170 предприятий, в которых занято 20–21 тыс. человек. Это не разрозненные кооперативы, расположенные в одной местности, а, по сути, единая корпорация (что и отражает ее испанское название). В корпорацию входят промышленные кооперативы (более 80), несколько сельскохозяйственных и жилищных кооперативов, сеть кооперативных супермаркетов – более 300 магазинов, технологические училища, технологический исследовательский институт, кооперативный университет, научно-исследовательский центр и другие организации, обслуживающие нужды всей корпорации. Огромную роль играет кредитный союз, созданный самими кооперативами и обслуживающий их. В корпорацию входят и несколько кооперативов, расположенных за пределами города Мондрагон. МСС признается седьмой по значимости бизнес-группой в Испании с 71 филиалом и 69 заводами за границей (в значительной степени в Европе и Латинской Америке). Существенен вклад предприятий корпорации и в экономику всей Испании. В Испании мондрагонские предприятия являются лидерами в производстве бытовых электроприборов и станков и третьими по величине в Европе поставщиками запчастей для автомобилей. Предприятия корпорации производят также робототехнику, автоматические линии для автозаводов «Форд» и «Рено», горные экскаваторы, спутниковые антенны, оборудование для переработки и упаковки сельхозпродукции, ветряные двигатели и др. Специализированные фирмы занимаются техническим консалтингом и программным обеспечением. Работники предприятий МСС имеют самые высокие в Испании заработки, а Баскская автономия считается одной из самых богатых областей в испанском государстве, с ВНП на душу населения на 20,6 % выше, чем среднем по Европейскому Союзу. При этом статистические данные Европейского Союза свидетельствуют, что у местного населения самое равное распределение дохода, чем в любой области в Европе, Промышленными предприятиями кооперативной корпорации осуществляются отчисления на НИОКР в размере не мене 5 % добавленной стоимости, 28 % объемов продаж индустриальной группы в 2008 г. составили инновационные продукты. Кооперативы Мондрагона вкладывают деньги в развитие кооперативного сектора: 20 % валовой прибыли отчисляется в резервный фонд, 2 % – в образовательный фонд, 2 % – в так называемом фонде солидарности МСС (чтобы покрыть потери индивидуальных кооперативов). Установленные испанским законодательством нормы подоходного налога на налогооблагаемую прибыль кооперативов составляют 10 % (против 35 % для обычных компаний), если кооператив также вносит 10 % чистой прибыли в фонды социального обеспечения и образования и направляет минимум 20 % остающейся прибыли в неделимый фонд в пределах индивидуального кооператива. Неделимый фонд принадлежит кооперативному сектору, а не отдельным членам-участникам, если бы кооператив ликвидировался [2, 10].

В определенной степени кооперативная модель Эмилии-Романьи и баскские кооперативы различаются. В баскской области кооперативы рабочих выросли на почве католической социальной деятельности и баскского национализма 50–60-х гг. XX в. В Эмилии-Романьи кооперативы развивались одновременно с рабочим движением XIX в., но оказались расколотыми в XX в. и попали под влияние трех различных политических сил – христианских демократов (католическая федерация), движения социалистов и коммунистов и социал-демократической (республиканской) организации. У итальянских кооперативов нет никакой связи с этническими или лингвистическими меньшинствами. Но в другом эти кооперативные модели, несомненно, похожи: в использовании комбинации различных кооперативных форм хозяйствования (рабочие, ремесленные, потребительские, сельскохозяйственные, кредитные кооперативы), разрабатывающих совместные научно-исследовательские стратегии, прилагающих совместные экспортные усилия и реализующих другие формы кооперативного сотрудничества. При этом общими экономическими и финансовыми усилиями обеспечиваются и социальные обязательства кооперативов перед своими членами и другими представителями местных общин, на территории которых функционируют кооперативы.

В 50–70-е гг. XX в. итальянская область Эмилия-Романья (Северная Италия, столица – г. Болонья, состоит из семи провинций) по уровню социально-экономического развития находилась фактически на последнем месте из 20 областей Италии. А в 2005 г. Эмилия-Романья оказывается уже в начале национального списка и признается самым богатым индустриальным регионом страны. Здесь сосредоточено 7 % населения Италии, которое производит 9 % итальянского ВВП, обеспечивает 12 % экспорта Италии и 30 % итальянских патентов. Безработица в 2006 г. составляла всего 3 %. Ниже этого показателя уровень безработицы был только в 7 европейских областях. Национальный доход на душу населения в области на 30 % выше, чем в среднем по Италии и на 27,6 % выше, чем в среднем по ЕС. Доля промышленного производства и строительства в ВВП области составляет 30 %, а 65 % ВВП формируется за счет сферы услуг. Производство представлено огромным количеством мелких фирм и поэтому, по признанию исследователей, имеет ярко выраженный мелкомасштабный характер. В Эмилии-Романьи действует 420 тыс. фирм, то есть по одной фирме на 9 человек населения. Определенная, хотя и не преобладающая, часть их представлена различными кооперативами. Не случайно Эмилию-Романью называют кооперативной страной, поскольку 15 тыс. из 43 тыс. кооперативов Италии располагаются именно здесь, превращая эту итальянскую область в регион Европы с одним из самых высоких уровней концентрации кооперативных форм хозяйствования. 57 % населения региона являются членами кооперативов и фирм, находящихся в собственности работников, и производят более чем 30 % ВВП области и до 60 % ВВП в некоторых городах, например, Имола (Imola) [3, 2]. Жилищные и потребительские кооперативы настолько многочисленны, что способны удерживать цены на свои услуги на более низком уровне, по сравнению с частнопредпринимательскими фирмами (в среднем на 5 %). Кооперативы предоставляют работу почти 10 % рабочей силы, сосредоточенной в регионе. В Болонье 15 из 50 крупнейших фирм функционируют в форме кооперативов (и охватывают 10 % рабочей силы города). Особое место в кооперативном секторе занимают так называемые социальные кооперативы, которые в условиях очевидной приватизации общественных услуг, ранее предоставлявшихся соответствующими государственными структурами (услуги здравоохранения, социального обеспечения), сумели занять освободившуюся нишу и теперь успешно обеспечивают 60 % домашних услуг и медицинских услуг. По мнению и исследователей, и представителей местных властей (а в области имеется свое региональное правительство), присутствие в экономической и социальной сфере разнообразных кооперативных форм хозяйствования является важным стабилизирующим фактором развития региональной экономики. Кооперативная модель позволяет успешно реализовывать основные идеи гражданского общества и достойно принимать вызовы современной рыночной экономики и глобализирующегося мирового рынка. Еще одной составляющей успешного социально-экономического развития Эмилии-Романьи является политика поддержки региональным (и национальным) правительством кооперативов и предприятий, находящихся в собственности работников как базовых элементов малого бизнеса. Это находит отражение в разработке и реализации национального законодательства о льготном налогообложении кооперативов различных форм и видов. Правда, надо признать, итальянские законодательные нормы относительно налогообложения кооперативов, в отличие от испанских, не носят универсального характера, а выступают своеобразной отраслевой системой. В настоящее время в Италии существует девять различных налоговых режимов для различных видов кооперативов: 1) социальные кооперативы полностью освобождены от налогов на прибыль, переданную в их неделимые фонды; 2) для сельскохозяйственных кооперативов, кооперативов по переработке и торговле сельскохозяйственной продукцией, небольших рыболовных кооперативов, ориентированных на обслуживание своих членов, размеры налогонеоблагаемой прибыли, сосредоточенной в неделимом фонде, составляют 80 % ее объема; 3) для потребительских кооперативов, ориентированных только на своих членов, 45 % прибыли, направленной в неделимые фонды, освобождается от налогообложения; 4) для всех других кооперативов, в основном ориентированных на обслуживание своих членов, от налогообложения освобождается 70 % нераспределенной прибыли (за исключением кооперативов массовой розничной продажи; 5) в кооперативах массовой розничной продажи только 30 % нераспределенной прибыли освобождается от налога; 6) для кооперативов, изначально ориентированных на обслуживание нечленов, используется обычная ставка налога на прибыль (так называемый. корпоративный подоходный налог) в размере 27,5 %. Оставшиеся режимы льготного налогообложения касаются вопросов предоставления ссуд членам кооперативов [4, с. 52].

Итак, кооперативная модель хозяйствования, обладающая очевидными преимуществами, позволила решить не только социально-экономические вопросы, возникшие перед отдельными гражданами и их группами, представляющими местные общины, но стала действенным инструментом комплексного решения всего спектра проблем, характерных для некогда депрессивных территорий в странах Западной Европы.

Література
  1. Mondragon Corporate Centre [Електронний ресурс]. – Режим доступу : http://www.mondragoncorporation.com
  2. Cleveland Goes to Mondragon // Owners at Work. – Winter 2008–2009. – V. 20, № 2. – P. 10–12.
  3. Logue J. The Emilia Romagna model – in more detail/ Economics, Cooperation, and Employee Ownership [Електроний ресурс] / J. Logue. – Режим доступу : http://dept.kent.edu/oeoc/oeoclibrary/emiliaromagnalong.htm
  4. Forte F. Cooperatives’ Tax Regimes, Political Orientation of Governments and Rent Seeking / F. Forte, M. Mantovani // Journal ofPolitics and Law. – 2009. – V. 2, № 4. – P. 44–57.
До змісту